С. Гагино во время войны.
За годы войны в ряды Красной Армии уроженцев Гагинской земли было призвано более 12000 человек, в том числе из района - 10389 человек, среди них 137 женщин.
Первый воскресник в фонд обороны состоялся в Гагине 10 сентября 1941 г. в нем приняло участие 1470 человек, его организовал первый секретарь РК ВЛКСМ Чурбанова Любовь Петровна.
Вместе с земляками ушедшими на фронт ковали победу и те, кто трудился в тылу, на полях и фермах колхозов Гагинского района.
В с. Б.Арать была создана молодежная тракторная бригада: из 5 девушек и 9 подростков во главе с Быковой Лидией Ивановной.
В с. Какино женская бригада из 6 человек, бригадир Паутова А.А.
В Гагинском сельском совете организовали переработку шерсти на носки и варежки. Учителя Гагинской школы приняли активное участие, связав 20 пар носков и варежек, сшив 30 матрацных наволочек на свои средства, учителя: А.Копнин, В.Губанов и И.Юдин сдали свои теплые вещи.
3 августа 1941 г. коллектив редакции и типографии решил ежемесячно вносить в фонд обороны однодневный заработок, колхозники к-за «На страже» (с. Шерстино) отчисляют по 2 трудодня и 500 руб. деньгами коллектив работников райфо, сберкассы, Госбанка отчисляют 2 дневных заработка ежемесячно. Житель с.Гагино Виктор Жариков сдал в фонд обороны облигации Государственного займа на 370 руб. и до конца войны перечислял ежемесячно однодневный заработок.
Больше-Аратская промартель собрала в октябре 1941 г. для фронта 300 кг. шерсти, 183 пары шерстяных варежек, 65 пар теплых носков, 35 шапок, 10 пар портянок, сдала 2 полушубка, 3 пары валенных сапог, 10 ватных брюк, 40 шерстяных варежек.
В подмосковный лыжный батальон, в декабре месяце ушло на лыжах 16 комсомольцев с. Сыченки.
В июле 1942 года в Гагине был организован детский дом № 23 для эвакуированных детей из блокадного Ленинграда. Вывозила и сопровождала детей из осажденного города Павлова Капитолина Петровна, она же стала и директором детского дома. Также в военное лихолетье вскоре после организации Гагинского детского дома в селах района для местных детей-сирот, у кого отцы погибли на фронте и для многодетных семей были организованы детские дома в с. Звереве, в с. Покров и в с. Юрьево. В них содержалось до 500 детей. Детские дома существовали: в с. Гагино – до 1953 г., в с. Звереве – до 1948 г.
В 1942 г. во всех колхозах были созданы специальные женские тракторные бригады. Большой славой пользовалась комсомольско-молодежная тракторная бригада колхоза «Ударник» (с. Юрьево), которой руководила Паша Мухина. Было и такое: из газеты «Голос колхозника» от 24.04.1942 года: «Полеводческая бригада колхоза им. Кирова (с. Баженово), состоящая из 20 человек женщин и подростков, вскопали лопатами за световой день 1,5 га пахотной земли». Вместе со взрослыми работали и подростки 12-15 лет. Они пахали и сеяли, отправляли хлеб на быках в Лукоянов и в Сергач. Колхозы перевыполняли государственные планы по снабжению страны зерном, мясом, молоком и другими продуктами и сырьем. Большая работа проводилась по сбору теплых вещей для партизан и красноармейцев. Только в 1943 году было собрано 183 полушубков, 2482 пары варежек, 2117 пар шерстяных носков, 664 пары валенок, 657 пар меховых рукавиц. В сборе этих вещей активное участие принимали пионеры и комсомольцы района. Много было внесено личных сбережений в фонд обороны. Председатель колхоза «Искра» с. Итманово Григорий Тимофеевич Пахомов внес на строительство самолета 50 тыс. рублей, за что получил благодарственное письмо от главкома И.В.Сталина, а в мае 1944 года 20000 рублей на приобретение семян для колхоза «Красная звезда» (с. Субботино).

В 1944 году во многих колхозах сеять было нечем. Труженики сел помогают не только фронту, но и колхозам, оставшимся без семян. колхозник колхоза «Трактор» (Сурочки) соболевского сельсовета Ф.Кузовенков отдал свою телку на приобретение семян.
Колхозница Якушева (б.Арать), Разин (Ханинеевка) приобрели облигации займа на 3000 и 7000 тысяч рублей на пшеницу. Рабочий мастерской гагинской МТС отдали 3-х месячную зарплату, а милиционер Балашов 5 месячный окладов на приобретение зерна.
На нашей гагинской земле в годы войны нашли приют сотни людей с оккупированных немцами территорий.
Достойный вклад в Победу внесли воины и труженики тыла – уроженцы Гагинской земли. Наши земляки принимали участие во всех крупных сражения Великой Отечественной: в пограничных боях, в обороне Одессы и Севастополя, Киева и Смоленска, в битве под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, в Орловско-Курском сражении, при форсировании Днепра, в битве за Берлин и во многих других боях.
За стойкость и беззаветное мужество в боях были награждены орденами и медалями 1275 гагинцев.
Высокое звание Героя Советского Союза было присвоено 4 землякам: танкисту Владимиру Галкину, автоматчику Валентину Звереву, артиллеристу Александру Платову, комсоргу Дмитрию Кузнецову.
Полными кавалерами ордена Славы трех степеней стали Константин Бурмистров, Сергей Тараев. Есть в районе и воины, награжденные полководческими наградами. Так орденом Суворова и Кутузова 2-ой степени удостоен уроженец с. Тарханово Бодров Василий Семенович – командующий артиллерией 33 армии. Орденом Кутузова 2-ой степени награжден генерал-полковнил Смирнов Иван Семенович. В годы войны он командовал корпусом ПВО (уроженец с. Моисеевка). Орденом Александра Невского удостоены майор Сорокин Михаил Иванович (уроженец д. Никольское), бывший командир стрелкового батальона, после войны он окончил академию, стал генералом Армии, был заместителем Министра обороны. Артюхин Александр Андреевич (уроженец д.Курбатово) – бывший командир роты, Бажутов Григорий Григорьевич (уроженец с. Какино) – командир артиллерийского полка. Двумя орденами Невского (в области таких трое) награжден участник войны Лавров Леонид Петрович. Уроженец д. Сунгулово Катков Владимир Федорович удостоен ордена Богдана Хмельницкого.
Среди гагинцев, награжденных в годы войны 4 боевыми орденами, в т.ч. орденом Красного знамени значатся: Николай Андреевич Сычев (с. Мишуково), командир батальона, майор Александр Алексеевич Бурлаков (с. Юрьево), Григорий Иванович Сурмин (д. Зеленая) командир пулеметной роты, Леонид Федорович Вытнов (с. Гагино) командир батареи, майор Константин Петрович Баландин (с. Исупово), Иван Николаевич Спирин (с. Баженово), Николай Иванович Бурмистров (с. Ветошкино), Михаил Петрович Чурбанов (с. Гагино), Михаил Иванович Алексеев – разведчик (с. Ветошкино), Александр Иванович Поляков – артиллерист (с. Гагино), Василий Яковлевич Сергеев – разведчик (с. Ново-Благовещенское), Акулин Петр Алексеевич – танкист (с. Итманово).
Командир батальона, майор Сорокин Михаил Иванович был награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Александра Невского и другими. Будучи в армии и после войны получил высокое воинское звание «Генерал армии».
Многие наши земляки за мужество и отвагу в годы войны были награждены медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» - среди боевых наград нашей Родины – эти медали занимали почетное место.
Не вернулось 5437 человек, погибли в боях 2192 человека, пропали без вести -2030, умерли от ран и болезней 1177, замучены в концлагерях в плену 38 человек.
9-го мая в Праге погиб в бою Давыдов Александр Михайлович (лейтенант Давыдов посмертно был награжден орденом Отечественной войны I степени). Погибли в Берлине и там похоронены 1 мая 1945 г. Фролов Михаил Анатольевич (д. Шумово) и Стародымов Михаил Степанович (с.Ляпня). Недалеко от Берлина в конце апреля погиб в бою Маркелов Александр Степанович (Н.Еделевло), погибла и похоронена в Германии Зиновьева Мария Александровна (с. Сурки). Баранов Семен Андреевич (пос. Усово) погиб и похоронен в Германии 6 мая. Всего в городах и селах Германии находится 124 могилы наших земляков.
Именами героев - земляков названы улицы сел и городов нашей страны.
В память о погибших на фронтах в селах района сооружено 36 памятников. На них установлены мемориальные доски с именами погибших в годы войны.
В истории ушедшего столетия не было битвы более жестокой, чем ВОВ и не было подвига выше, чем подвиг нашего народа, наших земляков.

#К75ЛЕТИЮВЕЛИКОЙПОБЕДЫ#

С июня 1942 года по сентябрь 1948 года работал Зверевский детский дом. В детдоме были дети из сел Б-Маресьевского района, Горьковской области и из мест, оккупированных немцами. Детей было постоянно до 100 человек, жили они в помещении школы и частных домах.
Директором была: Серебрякова (Ефремова) Александра Федоровна
Бухгалтером: Акатышева (Абдалина) Анна Михайловна
Воспитатели:
Котова (Нуждина) Мария Петровна
Самарина (Бугрова) Антонина Ивановна
Марушкина (Безроднова) Клавдия Васильевна
Серебрякова (Рябова) Александра Федоровна
Воронина Александра Михайловна
Детский дом был расформирован в 1948 году в три детских дома Горьковской области:
Гагинский
Поповский
Горбатовский.


Коллектив Зверевского детского дома Слева направо:
Акатышева Анна, Воронина Александра, Воронина Александра, Самарина Антонина, Серябрякова Александра, Марушкина Клавдия, Кожева Мария.

-Детский дом в с. Гагино № 23 был организован летом 1942 года для эвакуированных детей г. Ленинграда. Первым директором детского дома была Павлова. Эта женщина вывозила детей из осажденного врагом Ленинграда, сопровождала, а потом стала и директором Гагинского детского дома № 23. Дети были вывезены из эвакуации сильно истощенными, некоторые даже не могли ходить, ходили держась за стенку.
-В военное лихолетье вскоре после организации Гагинского детского дома в селах Гагинского района для местных детей-сирот, у кого отцы погибли на фронте и многодетных семей были организованы детские дома в Покрове, Ветошкине, Юрьеве, Звереве. Но уже в конце войны и после эти детские дома постепенно расформировались, дети переводились в Гагинский детский дом № 23. А 1 ноября 1955 года Гагинский детский дом расформировали, оставшихся детей перевели в Лукояновский, Ардатовский детские дома.

СТОЯНИЯ КРЕСТНОГО ПУТИ
Крестный путь – это дорога, по которой Иисус Христос прошел от места приговора до места казни на Голгофе. На протяжении Крестного пути происходили различные события, которые останавливали печальное шествие. На сегодняшний день канонизировано 14 стояний. 

 

ПЕРВОЕ СТОЯНИЕ
Иисуса приговаривают к казни
Две с лишним тысячи лет назад здесь была расположена претория, где прокуратор Понтий Пилат осудил Христа. Сейчас здесь женский католический монастырь Сестер Сиона, а в его дворе – две часовни: Осуждения и Бичевания. Часовня Осуждения воздвигнута над местом  осуждения Христа. Плиты пола сохранились с тех времен.
  
ВТОРОЕ СТОЯНИЕ
Бичевание и возложение креста
Считается, что здесь Иисуса подвергли бичеванию, а римские солдаты в насмешку возложили на его голову терновый венок, на крест прибили табличку со словами «Иисус Назаретянин, Царь Иудейский», и отсюда Христос начал свой путь, неся крест на место казни. 
 
ТРЕТЬЕ СТОЯНИЕ 
Первое падение Иисуса
Это место связывают с первым падением Христа под тяжестью креста. Историки и предполагают, что крест, который нес Иисус на казнь, весил около 150 кг. Даже для здорового человека это очень тяжелая ноша, но если сделать поправку, что  Христа пытали, держали в темнице, избивали, а по пути римские легионеры время от времени  «подбадривали» его ударами, то становится более понятен термин «Путь страдания». 
 
ЧЕТВЕРТОЕ СТОЯНИЕ
Встреча с Богоматерью
На четвертой остановке произошла встреча Ииуса с Матерью. Это событие не описано ни в одном Евангелии, но увековечено традицией. Отсюда Дева Мария, обогнав процессию, наблюдала за страданиями своего сына. Место отмечено армянской католической церковью. Сюда стоит заглянуть, чтобы увидеть место, где стояла Богородица, со следами ее сандалий. 
 
ПЯТОЕ СТОЯНИЕ
Симон Киринеянин помогает Иисусу нести крест
Здесь солдаты римской охраны, раздраженные медленным продвижением своего пленника, заставили Симона Киринеянина нести крест вместо Христа. Это место отмечено францисканской часовней, а справа в стене виден камень с углублением. Считается, что это след от руки Иисуса, опершегося о стену, освободившись от креста. 
 ШЕСТОЕ СТОЯНИЕ
Святая Вероника отирает лицо Господу Иисусу
Станция отмечена колонной, вросшей в стену. На этом месте находился дом Вероники. Она увидела процессию, проходящую мимо ее дома, и, сжалившись над осужденным, вынесла полотенце и отерла ему лицо. Когда она взяла платок обратно, то увидела, что на нем отпечатался лик Христа. Это одна из версий происхождения иконы Спаса Нерукотворного.
 
СЕДЬМОЕ СТОЯНИЕ
Второе падение Иисуса
Место, где Иисус упал во второй раз, отмечено остатком колонны, а рядом располагается францисканская часовня. Традиция определяет, что, выходя из города, Иисус споткнулся о порог Судных врат. Через эти ворота выводили из города осужденных на казнь. Перед ними приговоренному в последний раз засчитался приговор, после чего он уже не подлежал обжалованию. 
 ВОСЬМОЕ СТОЯНИЕ
Встреча с женами иерусалимскими
За Иисусом шло множества народа, и он обратился к женщинам, оплакивающим его: «Не по мне плачьте, дщери Иерусалимские, а по себе и своим детям», тем самым предсказывая скорое разрушение Иерусалима. Здесь находится часовня святого Харлампия, а на стене камень с латинским крестом и надписью NIKA, который и символизирует восьмую остановку.
 ДЕВЯТОЕ СТОЯНИЕ
Третье падение Иисуса
Здесь придется немного отклониться от маршрута, так как дорога застроена зданиями. У входа в эфиопский монастырь находится колонна, обозначающая девятую остановку и третье падение Христа, отсюда он увидел Голгофу.
 ДЕСЯТОЕ СТОЯНИЕ
Снятие одежд
Десятое стояние произошло рядом с Голгофой, когда с Иисуса сорвали одежду, и солдаты разыграли ее в кости. Здесь находится часовня Разоблачения (придел Деления Риз). На входе колонна, расколотая молнией при схождении Благодатного огня в 1634 году. В этот день между православными и армянскими христианами возник спор о том, кто имеет право первым провести службу. Во время препирательств ударила сильнейшая молния, которая и расколола колонну.
 
ОДИННАДЦАТОЕ СТОЯНИЕ
Пригвождение к кресту
Первыми словами Иисуса на кресте были: «Отче, прости им, ибо не знают, что творят». Это место обозначено алтарем, над которым изображен  Христос, пригвожденный к кресту».
 ДВЕНАДЦАТОЕ СТОЯНИЕ
Смерть на кресте
Здесь вы увидите горы и место, где стоял крест, отмеченное серебряным диском. Над ним небольшой алтарь с отверстием в основании, через которое можно прикоснуться к вершине Голгофы. Сама гора укрыты стеклом от попыток пилигримов увезти кусочек Голгофы в родные места.
 ТРИНАДЦАТОЕ СТОЯНИЕ
Снятие с креста
Тело Иисуса после снятия с креста было уложено  Иосифом и Никодимом на камень миропомазания для умащивания благовониями перед захоронением. Считается, что это камень источает миро, поэтому паломники, посещающие храм, прикасаются к камню и кладут на него нательные крестики, иконы, свечи, собирают платками благодатное миро, исцеляющее от недугов.
 ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ СТОЯНИЕ
Положение во гроб
На этом месте Иосиф Аримафеский кладет тело Иисуса в склеп, а римляне закрывают вход огромным камнем. Здесь же и произошло воскресение.
Часовню, скрывающую Гроб Господень, принято называть Кувуклия, что переводится с греческого как «покой» или «опочивальня». Сам Гроб Господень представляет собой маленькую пещерку, высеченную в скале. Тело Христа было положено на каменное погребальное ложе размером около двух метров в длину и одного в ширину. Чтобы предотвратить попытки молящихся отколоть и унести с собой кусочки камня, ложе закрыто плитой из белого мрамора.
 


На фронт Николай Иванович Вождаев пришел добровольцем с группой политбойцов и вскоре стал командовать ротой. Боевое крещение рота приняла под Смоленском, в июле-августе 1941 года.
То были тяжелые, кровопролитные бои 750 политбойцов-горковчан сражались тогда в разных частях и подразделениях этого участка фронта, вдохновляя советских воинов личным примером и горячим партийным словом. В самой гуще боя политбойцы всегда видели своего вожака Николая Вождаева.
Смоленск они покидали последними, по приказу командования. В одном полку с Вождаевым воевал командир роты Александр Масляев, а в соседнем – политрук роты Николай Губанков – тоже горковчане.
17 августа Вождаев был ранен. Но он не позволил отправить себя в медсанбат, пока бой не затих. Неделю он пролежал в полевом госпитале. Повязки еще не были сняты, а он уже снова на переднем крае. Снова ранение, опять полевой госпиталь, а потом бои под Красной Поляной, Истрой, под Москвой…
Вот что писали о нем в наградном листе после одного из боев на подступах к столице: «Когда фашисты с танками погли на батальон, расположенный в деревне Слободка, военком батальона Вождаев лично руководил бойцами, отражая контратаки фашистов. В уличном бою в деревне Слободка он сам в упор рсстрелял семь фашистов и захватил в полной исправности станковый пулемет».
Наступил февраль 1943 года. Гвардии майор Вождаев был агитатором полка.
И вот второй наградной лист Вождаева: «С первого момента февральского наступления гвардии майор Вождаев Н.И. находился в ротах, увлекая большевистским словом бойцов и командиров на выполнение приказа…
В критические моменты, при захвате высоты 202,9 и при наступлении на дер. Полики, был вместе с бойцами в первых рядах. Немецкие танки с автоматчиками зашли во фланг нашему полку у деревни Крестьянская Гора. Увидев замешательство среди бойцов и командиров соседний части, гвардии майор Вождаев бросился к ним, восстановил порядок, и противник был отброшен с большими для него потерями».
С гордостью вспоминает Вождаев своего боевого друга – земляка Александра Масляева. Командуя ротой, в бою под деревней Клемятино, он организовал снайперскую группу из политбойцов и уничтожил больше сотни вражеских солдат и офицеров.
В июле 1943 года полк, в котором служил Вождаев, вел ожесточенный бой за село Старицу. Грохот и скрежет стояли в пропитанном гарью, удушливом воздухе. Наши бойцы ворвались на окраину села. Над опаленной землей прокатилось могучее «Ура!».
- За Родину, вперед! – раздался голос агитатора полка Вождаева.
Призыв политработника подхватили бойца, и не было силы, способной остановить бросившихся на штурм гвардейцев. Стремительно ворвались они в первую линию гитлеровских траншей. Фашисты отчаянно сопротивлялись. Вождаев видел, как сраженные его автоматными очередями падали враги, слышал взрывы гранат.
И вдруг сильный удар в глаз. Тело пронзила жгучая боль. Левая рука бессильно повисла. Кровь текла по лицу. Голова кружилась, силы покидали его…
Шесть долгих месяцев пролежал в госпитале политработник. Тяжелое это было, четвертое ранение. Пришлось лишиться левого глаза. Но, выйдя из госпиталя, гвардеец остался в строю. Он был назначен заместителем командира 20-го учебного блока по политчасти и продолжал службу в армии. А когда демобилизовался, пошел в институт воспитывать студенческую молодежь.
А. Чебурашкин
бывший заместитель начштаба по политчасти 7-й Гвардейской Армии
На фронт Николай Иванович Вождаев пришел добровольцем с группой политбойцов и вскоре стал командовать ротой. Боевое крещение рота приняла под Смоленском, в июле-августе 1941 года.
То были тяжелые, кровопролитные бои 750 политбойцов-горковчан сражались тогда в разных частях и подразделениях этого участка фронта, вдохновляя советских воинов личным примером и горячим партийным словом. В самой гуще боя политбойцы всегда видели своего вожака Николая Вождаева.
Смоленск они покидали последними, по приказу командования. В одном полку с Вождаевым воевал командир роты Александр Масляев, а в соседнем – политрук роты Николай Губанков – тоже горковчане.
17 августа Вождаев был ранен. Но он не позволил отправить себя в медсанбат, пока бой не затих. Неделю он пролежал в полевом госпитале. Повязки еще не были сняты, а он уже снова на переднем крае. Снова ранение, опять полевой госпиталь, а потом бои под Красной Поляной, Истрой, под Москвой…
Вот что писали о нем в наградном листе после одного из боев на подступах к столице: «Когда фашисты с танками погли на батальон, расположенный в деревне Слободка, военком батальона Вождаев лично руководил бойцами, отражая контратаки фашистов. В уличном бою в деревне Слободка он сам в упор рсстрелял семь фашистов и захватил в полной исправности станковый пулемет».
Наступил февраль 1943 года. Гвардии майор Вождаев был агитатором полка.
И вот второй наградной лист Вождаева: «С первого момента февральского наступления гвардии майор Вождаев Н.И. находился в ротах, увлекая большевистским словом бойцов и командиров на выполнение приказа…
В критические моменты, при захвате высоты 202,9 и при наступлении на дер. Полики, был вместе с бойцами в первых рядах. Немецкие танки с автоматчиками зашли во фланг нашему полку у деревни Крестьянская Гора. Увидев замешательство среди бойцов и командиров соседний части, гвардии майор Вождаев бросился к ним, восстановил порядок, и противник был отброшен с большими для него потерями».
С гордостью вспоминает Вождаев своего боевого друга – земляка Александра Масляева. Командуя ротой, в бою под деревней Клемятино, он организовал снайперскую группу из политбойцов и уничтожил больше сотни вражеских солдат и офицеров.
В июле 1943 года полк, в котором служил Вождаев, вел ожесточенный бой за село Старицу. Грохот и скрежет стояли в пропитанном гарью, удушливом воздухе. Наши бойцы ворвались на окраину села. Над опаленной землей прокатилось могучее «Ура!».
- За Родину, вперед! – раздался голос агитатора полка Вождаева.
Призыв политработника подхватили бойца, и не было силы, способной остановить бросившихся на штурм гвардейцев. Стремительно ворвались они в первую линию гитлеровских траншей. Фашисты отчаянно сопротивлялись. Вождаев видел, как сраженные его автоматными очередями падали враги, слышал взрывы гранат.
И вдруг сильный удар в глаз. Тело пронзила жгучая боль. Левая рука бессильно повисла. Кровь текла по лицу. Голова кружилась, силы покидали его…
Шесть долгих месяцев пролежал в госпитале политработник. Тяжелое это было, четвертое ранение. Пришлось лишиться левого глаза. Но, выйдя из госпиталя, гвардеец остался в строю. Он был назначен заместителем командира 20-го учебного блока по политчасти и продолжал службу в армии. А когда демобилизовался, пошел в институт воспитывать студенческую молодежь.
А. Чебурашкин
бывший заместитель начштаба по политчасти 7-й Гвардейской Армии
"Охота на зайцев"

В поисках беглецов, кроме охраны лагеря, были задействованы расквартированные в окрестностях части вермахта, части СС и местная полевая жандармерия. Пойманных беглецов доставляли в Маутхаузен и расстреливали у стены крематория, где тут же сжигали тела. Но чаще всего расстреливали на месте поимки, а в лагерь привозили уже трупы.
В немецких документах мероприятия по розыску беглецов именовались «Мюльфиртельская охота на зайцев». К розыскам было привлечено местное население. На сходах бургомистры объявляли, что бежавшие — опасные преступники, представляющие угрозу для населения. Обнаруженных беглецов предписывалось убивать на месте, за каждого убитого выдавалась денежная премия.

Планируя побег, организаторы рассчитывали на поддержку местного населения (австрийцы — не немцы). Напрасно. Беглецам отказывали в пище, перед ними закрывали двери, их выдавали, их убивали.

Бойцы Фольксштурма, члены Гитлерюгенда, члены местной ячейки НСДАП и беспартийные добровольцы азартно искали в окрестностях «зайцев» и убивали их прямо на месте. Убивали подручными средствами — топорами, вилами, поскольку берегли патроны. Трупы свозили в деревню Рид ин дер Ридмаркт, и сваливали во дворе местной школы. Здесь же эсэсовцы вели подсчет, зачеркивая нарисованные на стене палочки. Спустя несколько дней эсэсовцы заявили, что «счет сошелся».

Счет не сошелся!

Эсэсовцы лгали.

Остался в живых один человек из группы, уничтожившей немецкую зенитную батарею. Девяносто два дня, рискуя жизнью, скрывала на своем хуторе двух беглецов австрийская крестьянка Лангталер, сыновья которой в это время воевали в составе вермахта. 19 бежавших так и не были пойманы. Имена 11 из них известны. 8 из них остались в живых и вернулись в Советский Союз.

«Охота на зайцев» возле австрийского городка Мюльфиртель после окончания войны стала одной из страниц Нюрнбергского процесса.

Побег был назначен на ночь с 28 на 29 января. Но 27 января эсэсовцы отобрали и увели 25 наиболее физически крепких человек. Среди них были и несколько руководителей побега. На следующий день узники узнали, что товарищей сожгли живьем в крематории. Новой датой побега была назначена ночь со 2 на 3 февраля.
С камнями в руках — на пулеметы

В назначенную ночь около полуночи «смертники» начали доставать из тайников свое «оружие»— булыжники, куски угля и обломки разбитого умывальника. Главным «оружием» были два огнетушителя. Были сформированы 4 штурмовые группы: три должны были атаковать пулеметные вышки, одна в случае необходимости — отбить внешнюю атаку со стороны лагеря.

Около часа ночи с криками «Ура!» смертники 20-го блока начали выпрыгивать через оконные проемы и бросились на вышки. Пулеметы открыли огонь. В лица пулеметчиков ударили пенные струи огнетушителей, полетел град камней. Летели даже куски эрзац-мыла и деревянные колодки с ног. Один пулемет захлебнулся, и на вышку тотчас же начали карабкаться члены штурмовой группы. Завладев пулеметом, они открыли огонь по соседним вышкам. Узники с помощью деревянных досок закоротили проволоку, побросали на нее одеяла и начали перебираться через стену. Завыла сирена, стрекотали пулеметы, во дворе строились эсэсовцы, готовящиеся начать погоню.

Ворвавшиеся в 20-й блок эсэсовцы нашли в нем около 70 человек. Это были самые истощенные заключенные, у которых просто не было сил на побег. Все узники были голые — свою одежду они отдали товарищам.

За пределами лагеря

Из почти 500 человек более 400 сумели прорваться через внешнее ограждение и оказались за пределами лагеря. Как было условлено, беглецы разбились на несколько групп и бросились в разные стороны, чтобы затруднить поимку. Самая большая группа бежала к лесу. Когда ее стали настигать эсэсовцы, несколько десятков человек отделились и бросились навстречу преследователям, чтобы принять свой последний бой и задержать врагов хоть на несколько минут.
Одна из групп наткнулась на немецкую зенитную батарею. Сняв часового и ворвавшись в землянки, беглецы голыми руками передушили орудийную прислугу, захватили оружие и грузовик. Группа была настигнута и приняла свой последний бой.

Около сотни вырвавшихся на свободу узников погибли в первые же часы. Увязая в глубоком снегу, по холоду (термометр в ту ночь показывал минус 8 градусов), истощенные, многие просто физически не могли пройти более 10-15 км.
Но более 300 смогли уйти от преследования и спрятались в окрестностях.

#К75ЛЕТИЮВЕЛИКОЙПОБЕДЫ #

Опрос

Оцените наш новый сайт

Другие опросы...